Select Language

Продолжение чертковской эпопеи Когда молчание — не золото

«Русская мысль» подробно рассказывала о «деле Черткова», связанном с восстановлением первой публичной библиотеки России и московского особняка на Мясницкой, 7, где располагалась эта библиотека, открытая в 1863 г. ее владельцами Чертковыми для бесплатного пользования.
     20 декабря 1996 г., по случаю 125-летия со дня передачи Чертковской библиотеки в дар Москве, их потомок, русский американец Николай Чертков выступил в Государственной Думе с проектом воссоздания этого уникального книжного собрания в доме своих предков.
     Кроме «РМ», на это событие откликнулись газеты «Нью-Йорк таймс» и лондонский «Таймс»; выступление было снято Си-Эн-Эн и транслировалось по спутниковому телевидению.


Результаты не замедлили сказаться. Американская табачная фирма «Рейнолдс», имеющая бизнес в России, решила выделить 30 млн. долл. на восстановление здания и реставрацию книг. Для осуществления чертковского проекта требовалось официальное согласие столичных властей. Однако, как сообщил представитель фирмы в телефонном разговоре с Чертковым, московская мэрия усмотрела в этом деле какую-то политическую подоплеку.

В чем же она? В самом факте выступления Черткова перед российскими парламентариями? Или слишком «политизированной» показалась мысль о том, что «Третьяковы, Морозовы, Щукины вкладывали в Россию, а не вывозили из нее»?

Еще до памятного выступления в Думе Николай Сергеевич Чертков неоднократно письменно обращался к Ю.М.Лужкову. Последнее письмо было отправлено 19 марта 1997 года. В нем Чертков сообщал, что его «Мемориальный и культурный фонд» нашел спонсора, готового финансировать этот проект и при наличии «принципиальной поддержки» Ю.М.Лужкова, «хотя бы из двух-трех строк», можно будет приступить к работе. Но молчание московского мэра стало камнем преткновения.

Безответным осталось и обращение депутатов к президенту Ельцину с просьбой поддержать благородную инициативу Н.С.Черткова.

Дело в собственности

Казалось, и чертковский проект, и отклик спонсоров подоспели вовремя: Москва жила ожиданием празднования 850-летия — замечательный повод отреставрировать дом, чья история связана с именами Пушкина, Гоголя, Толстого, и сделать в нем выставку спасенных книг из Чертковского собрания. Однако эти идеи остались невоплощенными.

К особняку на Мясницкой не подпустили. Почему? Здание было арендовано на 49 лет «ЛогоВАЗом», скрывавшимся под именем АООТ «Новое знание». Чертков решил разделить свой проект на две части и предложил спонсорам сначала спасти книги. Иностранную фирму по-прежнему интересовала только реакция Ю.М.Лужкова. Ничего удивительного в этом нет: международные инвестиционные компании, желающие войти в российский рынок, ориентируются на решения московского мэра.

Михаил Афанасьев, директор Исторической библиотеки, где находится собрание чертковских книг, горячо одобрил проект реставрации книг и, в свою очередь, пытался заручиться поддержкой Ю.М.Лужкова. Оказалось, что легче добиться поддержки федеральных властей, чем столичных.

Все дело в том, что Историческая библиотека находится в федеральном подчинении, а не в московском. Особняк же на Мясницкой принадлежит Москве. Таким образом, Чертковская библиотека никакого отношения к Ю.М.Лужкову не имеет, хотя подарена она была когда-то Григорием Александровичем Чертковым городу Москве.

В проекте его потомка речь шла не об изменении формы собственности, а о воссоздании Чертковской библиотеки в специально для нее построенном помещении — во флигеле дома на Мясницкой улице и об устройстве там филиала Исторической библиотеки. Заинтересовать спонсоров не удалось по той очевидной причине, что восторжествовало разделение собственности на «мое» и «ваше». Культурный проект Черткова не стал «нашим», общегражданским делом.

«Могучих предков правнук бедный…»

Прошло около двух лет, и потомок дарителя получает новое приглашение, на этот раз от самой Исторички, — на празднование 135-летия открытия Чертковской библиотеки и 60-летия создания Государственной публичной исторической библиотеки. Николай Чертков выступил на юбилейной конференции с докладом «Чертковы на службе Отечеству». Считаем необходимым привести выдержки из него:

«Дорогие мои соотечественники!
В преамбуле к конституции Российской Федерации написано, что мы чтим память предков, которые передали нам любовь и уважение к отечеству, добро и справедливость. А в 44-й статье сказано, что каждый должен беречь свое наследие и иметь доступ к памятникам истории и культуры. Поэтому сегодня я хочу почтить память предков, которые основали эту публичную библиотеку в Москве 135 летназад. Я надеюсь на то, что восстановится та справедливость, о которой говорит российская конституция, а именно: чтобы каждый имел доступ к культурным ценностям. А библиотека — это и есть мое духовное наследие. И я считаю своим долгом за нее бороться, чтобы она жила, дышала, была доступна. Я уже борюсь и за дом, и за библиотеку пять лет.
Неполных два года назад, 20 декабря 1996 года, здесь, в Москве, состоялось празднование 125-летнего юбилея передачи Григорием Александровичем Чертковым своей библиотеки городу Москве. Тогда в связи с этим торжеством я был приглашен председателем Гсударственной Думы господином Селезневым, чтобы выступить на пленарном заседании. Одной из главных идей, с которой я обратился к депутатам, была мысль о невозможности материального, экономического восстановления и процветания страны без ее культурного и морального возрождения. Сами попытки восстановления экономического потенциала России на мировом уровне без достаточного культурного уровня видятся абсурдными. Вот они, сегодняшние «новые русские», которые лихорадочно скупают недвижимость на Кипре, в Испании, на Французской Ривьере, да и у нас в США — и вот практический результат их, с позволения сказать, деятельности для России.
Россия, страна, которую нас учили любить наши отцы и деды, вновь в кризисе. Погибают не только исторические, культурные, морально-этические ценности, вымирает сам русский народ, носитель и хранитель этих ценностей. А почему? Да потому, что когда-то не было привито элементарных правил тем, кто сегодня в руководстве и на ключевых экономических позициях страны: не воруй, не плюй в колодец, хочешь знать о будущем — заглядывай чаще в прошлое.
Тогда я говорил депутатам о лучших традициях русского меценатства прошлого. Что среди меценатов были представители богатейших промышленных и торговых династий России. Что среди этих людей были яркие, самобытные личности, отдавшие на алтарь искусства не только большие деньги, но и свою энергию, жар души.
Мой частный проект, проект воссоздания первой в Москве публичной библиотеки — Чертковской библиотеки, должен был отвечать самой главной и общей задаче российского общества — возрождения культурных традиционных ценностей страны. Задача была проста и легко разрешима: отреставрировать чертковский особняк по улице Мясницкой, привести в порядок собрание книг Чертковской библиотеки, вернуть книги на прежнее место, заново открыть библиотеку, согласно завещанию Григория Александровича Черткова, для массового читателя, для ученых и студентов, краеведов и просто желающих узнать больше о собственной стране, — ведь Чертковская библиотека уникальна еще тем, что в ней были собраны книги именно о России. Почему она и получила название «Россика».
Надо сказать, что депутаты откликнулись на мой призыв. Они обратились с петицией к президенту страны Борису Ельцину. Мое выступление в Государственной Думе обошло весь мир, его транслировала телекомпания Си-Эн-Эн, а за нею другие телерадио-вещательные компании, газеты, информационные агенства. Ответ Запада был незамедлителен. Проектом заинтересовались крупные фирмы, и одна из них предложила финансировать восстановление библиотеки к 850-летию Москвы.
Запад действительно заинтересован во вкладах в Россию, и не только в чисто деловом плане, но и в плане культурном, образовательном, в плане здравоохранения. Западу нужен честный и работоспособный партнер. В партнерстве, а не в бессмысленном «украл и убежал» — видит Запад реальное сотрудничество с Россией.
Увы, тому плану не суждено было сбыться по сей день. Серьезные политические силы Москвы неожиданно увидели свои интересы ущемленными. Ни мэр города Москвы г-н Лужков, ни президент страны Б.Ельцин не отреагировали так, как должны были бы отреагировать политики, заботящиеся о своем народе. Итог — проект восстановления Чертковской библиотеки оказался для них и их окружения преждевременным. Отсутствует политическая воля, не создаются в России те необходимые условия для привлечения иностранного капитала, о которых писали в своем обращении депутаты Государственной Думы президенту.
В России, увы, складывается порочный круг. Экономика не может подняться из-за бескультурья политико-экономического руководства страны, а культура не восстанавливается из-за отсутствия у того же руководства понимания экономических отношений. Экономика — это прежде всего люди: их профессионализм, мотивация. Мы можем сто тысяч раз повторять, что Россия встанет с колен, что она возродится. Результат будет один и тот же — не может быть мощной современной державы, если в стране гниют и горят книги.
Основой благосостояния любого народа в современную эпоху является не воровская экономика, а цивилизованные деловые отношения. Этим отношениям, всеобщей выгоде, порядочности учатся долго и упорно в колледжах, университетах, в практической деятельности. Основой же любого учебного заведения как у нас, на Западе, так и, верится, здесь, в России, являются библиотеки. Основой любой цивилизации являются библиотеки. Отсутствие библиотек означает варварство народа. Очевидно, именно это понимание подвигло моего предка А.Д.Черткова на создание библиотеки 135 лет назад.
За эти годы беспрестанных поисков родовых корней, изучения вклада, который мой род сделал в историю России, вопреки унижению, в котором она находится, мне эта страна открылась прежде всего как страна-труженик, страна с глубочайшей культурой, с тесной взаимосвязью между экономикой, нравственными устоями и духовностью. Думается, что единственно верным путем возрождения России является восстановление этой связи, а не переводы миллиардов заемных долларов в банки на Запад».

Культурный центр или ночлежка?

Юбилейная программа включала и посещение дома на Мясницкой, 7. Но вскоре последовал отказ. Дело в том, что уже в течение нескольких лет Николая Сергеевича Черткова в дом предков не пускают. Игорь Зайцевский, директор «Дома знаний», мотивировал это тем, что зал, где располагалась библиотека, находится в аварийном состоянии, разобран пол, так как велись ремонтные работы.

Первый заместитель начальника управления госконтроля охраны и использования памятников истории и культуры Владимир Соколовский пролил свет на нынешнее положение дел. «ЛогоВАЗа» на Мясницкой уже нет: выигран арбитражный суд, договор аренды расторгнут. Желающих арендовать это здание не находится. Хорошо еще, что сидит там г-н Зайцевский, сдает в аренду помещения коммерческому вузу. Благодаря этому можно тепло в доме поддерживать. Если бы никого в доме не было, превратился бы он в ночлежку для бомжей.

Итак, вновь хозяина нет. Да и был ли им «ЛогоВАЗ»? За годы аренды состояние дома ухудшилось. Непонятно куда исчезла табличка «Памятник архитектуры, охраняется государством». Да и раньше она казалась полным издевательством. Фасад разрушается, уникальная лепнина сыплется, на крыше растут деревца. Разрушилась одна из кариатид, протокола об этом составлено не было. Зимой 1997 г. пожар покорежил правый флигель чертковского особняка. После этого Управление по охране памятников культуры «одело» особняк в полосатую материю, скрывающую истинную картину страшного разрушения.

Есть ли будущее у Чертковского проекта?

Не успел Николай Сергеевич вернуться в Америку после юбилейных торжеств — звонок из России. Директор Федерального лицензионного центра г-н Морозов предлагает совместно с фондом Чертковых отреставрировать здание на Мясницкой. Потребуется примерно 16 млн. долларов. Какую-то часть средств готовы взять на себя лицензионный центр и Госстрой России. Для остального финансирования Николаю Сергеевичу вновь предложено искать спонсоров.

Связываюсь с Федеральным лицензионным фондом. Заместитель директора Николай Морозов поясняет, что дело находится в стадии переговоров с начальником управления памятниками г-ном Булочниковым. Вновь иду в управление за подтверждением сведений о предполагаемых арендаторах. Г-н Булочников в отпуске, а его заместитель г-н Соколовский стоит на своем: «Никаких арендаторов нет. Вопрос о реставрации чертковского дома неактуален». Получается замкнутый круг.

Домом и библиотекой опять заинтересовались организации, на этот раз отечественные. Вновь чиновники, от которых зависят вопросы аренды и реставрация здания, не проявляют заинтересованности.

Нужна четкая позиция московской мэрии в отношении чертковского проекта. Будет ли полностью сохранен исторический облик памятника архитектуры — дома Чертковых? Будет ли размещена Чертковская книжная коллекция в библиотечном флигеле? Откроется ли там филиал Исторической библиотеки? Будет ли создан музей Чертковых? (Этой осенью Николай Сергеевич и его двоюродный брат Михаил Парфенов впервые увидели гравюры, портреты, семейные альбомы, которые хранятся в запасниках Исторического музея.)

Если московские власти подтвердят свое согласие, «Культурный и мемориальный фонд Чертковых» вновь может обращаться к западным инвесторам. Что касается книг, то проект их реставрации передан в фонд Сороса и будет рассматриваться следующей весной на совете директоров института «Открытое общество».

Послесловие

Я не раз замечала, сопровождая Николая Сергеевича Черткова в разные присутственные места, что беседа его с российскими чиновниками проходила «на разных языках». Он опирается на конституцию, цитирует основной закон Российской Федерации. В ответ — еле скрываемая ухмылка. Семьдесят лет лжи отучили верить слову. Слова в преамбуле российской конституции: «…исходя из ответственности за свою Родину перед нынешними и будущими поколениями», — пропускаются мимо ушей. Но для Черткова они не пустой звук.

Он часто бывает в Воронеже, на родине своих предков. Вслед за воронежскими «открытиями» судьба привела Черткова в соседнюю Ростовскую область. Храмы, школы, железная дорога, сахарный завод напоминают о бывших владельцах — Чертковых. Существует Чертковский район, поселок Чертково (сейчас Николай Сергеевич — его почетный гражданин).

27 августа этого года Чертково встретило его пожаром. Горела… местная библиотека. Здание сгорело дотла, книги спасти не удалось. Вернувшись в Москву, Чертков обратился в Фонд Сороса c просьбой помочь библиотеке поселка книгами…

АЛЛА УМАНСКАЯ
Москва
© «Русская мысль», N 4245,
Париж, 12 ноября 1998 г.